Новости Подпишитесь на RSS раздела Новости

Доказательная база в электронном виде

25 февраля 2021
Своим постановлением от 20 февраля 2021 г. по делу N А40-174438/2020 СИП напомнил, что документы для доказательства позиции в суде могут быть представлены в электронном виде, и должны рассматриваться вне зависимости от того, распечатаны они или нет.

Выход суда за пределы заявленных требований

24 февраля 2021
Логотип товара был размещен в интернет-магазине без согласия правообладателя. Правообладатель подал иск, указав в нём одну заявку на регистрацию товарного знака. А суды впоследствии, не приведя мотивировку, добавили в решения номера еще двух заявок. Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 20 февраля 2021 г. по делу N А72-4386/2020 на указанном основании были отменены ранее принятые судебные решения.

В Сибири оливки не растут

22 февраля 2021
Роспатент отказал в регистрации товарного знака «СИБИРСКАЯ ОЛИВА» в связи с тем, что он может ввести в заблуждение потребителей.

Юрию Шатунову отказано в правах на «ЛАСКОВЫЙ МАЙ»

29 января 2021
Такое решение принял Роспатент на заседании Коллегии, прошедшем 29.01.2021 г. Исполнитель привел ряд аргументов, включая наличие договора о передаче Юрию прав на песню «ЛЕТО», в припеве которой содержится указанное словосочетание, однако Роспатент отказал.

Публикации Подпишитесь на RSS раздела Публикации

О важности буквы закона

02 февраля 2015
Антон Стружков, генеральный директор Юридического Центра "Глосса", ознакомил широкую аудиторию с юридическим содержанием термина "государственная измена" и деталями квалификации указанного преступления.

Банку выгоднее рассрочка, чем неплатёжеспособный заёмщик - комментарий А. Стружкова для Rb.ru

22 декабря 2014
Интернет-издание Rb.ru опубликовало статью на актуальную тему: "Что делать, если у вас ипотека в валюте?". Основой материала стал комментарий Антона Стружкова, генерального директора Юридического Центра "Глосса".

Информационный бюллетень Подпишитесь на RSS раздела Информационный бюллетень

26 февраля 2021

ФАС вынес решение вместо суда, а суд не проанализировал доказательства

Таков вывод Президиума СИП, который 15 февраля 2021 года рассмотрел Дело № СИП-674/2020. Кассационную жалобу направил ФАС. Первоначально ООО «ДомБытХим» (далее – Общество) требовало признать незаконным отказ ФАС возбудить дело о нарушении антимонопольного законодательства. СИП удовлетворил требование Общества, но ФАС направил кассационную жалобу, настаивая на своём отказе.
Как следует из материалов дела, Общество обладает исключительным правом на словесный товарный знак «КРОТ» по свидетельству Российской Федерации № 159615 с приоритетом от 09.06.1997. Правовая охрана данному товарному знаку предоставлена в отношении товаров 1-го класса «моющие средства для промышленных целей, вещества для очистки», 3-го класса «препараты для чистки, в том числе сточных труб, препараты для удаления ржавчины, растворы для очистки, мел для чистки, сода для чистки, щелок содовый, щелочь летучая (моющее средство), средство для удаления накипи, масла, используемые как очищающие (чистящие) средства, дезинфицирующие мыла, антинакипины бытовые», услуг 35-го класса (реклама, менеджмент и административная деятельность в сфере бизнеса, закупка товаров и другие аналогичные товары), 39-го класса (складское хранение, упаковка), 42-го класса (консалтинг, лицензирование объектов интеллектуальной собственности). Заявитель также является правообладателем серии товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации № 543159, № 451629, № 544791, № 316069, № 351157, объединенных словесным элементом «КРОТ» / «KROT».

Обществу «ДомБытХим» стало известно, что завод «Визирь Компани» производит, предлагает к продаже и реализует продукцию (средства для чистки сточных труб) с размещением на упаковке товара обозначения «Мистер КРОТофф», которое, по мнению заявителя, является сходным до степени смешения с товарным знаком «КРОТ». Общество «ДомБытХим» обратилось в антимонопольный орган с заявлением о нарушении антимонопольного законодательства. Кроме прочего, заявитель указывал, что завод «Визирь Компани» предпринял направленные на создание формальной видимости законного использования обозначения «КРОТ» действия, которые выразились в приобретении третьим лицом исключительного права на товарный знак «Мистер КРОТОФФ». Истец предоставил ряд доказательств в поддержку своей позиции.

ФАС пришел к выводу об отсутствии доказательств, свидетельствующих о наличии в действиях третьего лица всей совокупности признаков недобросовестной конкуренции. Антимонопольный орган отметил, что факт регистрации спорного товарного знака свидетельствует о том, что при рассмотрении заявки на регистрацию товарного знака в Роспатенте экспертиза заявленного обозначения не показала сходства с ранее зарегистрированными 10 товарными знаками со словесным элементом «КРОТ».

При рассмотрении дела Президиум СИП согласился с доводами суда первой инстанции о том, что государственная регистрация товарного знака конкурентом – это действия, которые уже совершены, в связи с чем они не носят длящийся характер и, соответственно, не смогут быть пресечены. Добровольное пресечение таких действий невозможно в том числе потому, что отказ правообладателя от права на товарный знак не достигает тех последствий, к которым приводит установление недобросовестности при регистрации этого знака (прекращение исключительного права на будущее или аннулирование товарного знака с момента подачи в Роспатент заявки на государственную регистрацию). По мнению президиума СИП, при таких обстоятельствах невозможность (или бессмысленность) выдачи антимонопольным органом предупреждения не может препятствовать принятию антимонопольным органом решения о возбуждении дела о нарушении норм Закона о защите конкуренции. Обратное свидетельствовало бы о принципиальной невозможности возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства, что противоречит статье 45 Конституции Российской Федерации.

СИП счёл, что своим отказом в возбуждении дела ФАС фактически отказал Обществу в реализации правомочия на защиту принадлежащих ему прав и законных интересов, поэтому нарушение его прав и законных интересов является очевидным.

По смыслу Закона о защите конкуренции на стадии возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства антимонопольный орган не рассматривает по существу вопрос о наличии нарушения, но анализирует, приведены ли в заявлении обстоятельства, которые могут свидетельствовать о наличии в действиях конкретного лица признаков нарушения антимонопольного законодательства, и представлены ли в подтверждение этих обстоятельств доказательства (либо указано на невозможность представления определенных документов и на лицо, у которого они могут быть истребованы). Такой подход суда первой инстанции к исследованию материалов заявления, вопреки доводам антимонопольного органа об обратном, соответствует применимому законодательству.

Только суд проверяет правильность выводов антимонопольного органа о возможной квалификации нарушения, а также полноту проверки доводов заявителя, свидетельствующих о возможном наличии нарушения антимонопольного законодательства в поведении соответствующих лиц. Однако, правильно определив методологию проверки отказов в возбуждении дела, суд первой инстанции сам ее нарушил, поскольку не проверил, имеются ли в заявлении Общества доводы и доказательства, свидетельствующие о наличии в действиях завода «Визирь Компани» признаков недобросовестной конкуренции. Суд первой инстанции должен был установить, какие признаки, по мнению антимонопольного органа, не указаны в заявлении, поданном в этот орган, и (или) в подтверждение каких обстоятельств не представлены доказательства. Установив данные обстоятельства, суд первой инстанции должен был проверить, соответствуют ли эти выводы материалам дела. При этом с учетом того, что в заявлении в антимонопольный орган указано на две группы доводов применительно к двум нарушениям, эта проверка должна быть проведена отдельно по каждой группе. Суд первой инстанции эту проверку не осуществил, следовательно, обжалуемое решение суда не соответствует применимым нормам права. Таким образом, суд первой инстанции должным образом не проверил, обеспечил ли антимонопольный орган полноту проверки доводов заявителя, свидетельствующих о возможном наличии нарушения антимонопольного законодательства в поведении завода «Визирь Компани».

СИП пришел к выводу об отмене обжалуемого решения суда ввиду несоответствия выводов суда, содержащихся в решении, фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам. Поскольку для принятия законного и обоснованного решения требуются исследование и оценка доказательств, а также иные процессуальные действия, предусмотренные для рассмотрения дела в суде первой инстанции, что невозможно в суде кассационной инстанции в силу его полномочий, дело подлежит передаче на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела суду надлежит установить существенные для правильного рассмотрения дела обстоятельства, дать оценку всем доводам и возражениям лиц, участвующих в деле, результаты такой оценки изложить в судебном акте и принять мотивированное и обоснованное решение в соответствии с требованиями действующего законодательства.