Новости Подпишитесь на RSS раздела Новости

«Магнит» зарегистрирован

31 марта 2021
Роспатент все же зарегистрировал товарный знак «Магнит» для одноименной торговой сети по 35 и 36 классам МКТУ (розничная, оптовая торговля, продвижение товаров), несмотря на наличие более 10 сходных товарных знаков, зарегистрированных ранее.

«АКВАФОР» не удалось признать общеизвестным

31 марта 2021
На заседании Коллегии Роспатента, состоявшемся 31 марта 2021 года, рассматривалась заявка ООО «Аквафор» о признании общеизвестным в Российской Федерации товарного знака «АКВАФОР» в отношении товаров 11 класса МКТУ «установки, аппараты для очистки воды, устройства для фильтрования, фильтры для питьевой воды, фильтры бытовых и промышленных установок».

Криптовалюта против космических разработок

29 марта 2021
Правообладатель товарного знака «ETHEREUM» выразил несогласие с предоставлением защиты товарному знаку «ETHER» по 42 классу МКТФ (услуги по разработке и инсталляции ПО, инжиниринг, облачные вычисления и т.д). Роспатент ограничил защиту в отношении услуг 42 класса, но только для тех случаев, когда данные услуги относятся к разработке программного обеспечения.

Доказательная база в электронном виде

25 февраля 2021
Своим постановлением от 20 февраля 2021 г. по делу N А40-174438/2020 СИП напомнил, что документы для доказательства позиции в суде могут быть представлены в электронном виде, и должны рассматриваться вне зависимости от того, распечатаны они или нет.

Публикации Подпишитесь на RSS раздела Публикации

О важности буквы закона

02 февраля 2015
Антон Стружков, генеральный директор Юридического Центра "Глосса", ознакомил широкую аудиторию с юридическим содержанием термина "государственная измена" и деталями квалификации указанного преступления.

Банку выгоднее рассрочка, чем неплатёжеспособный заёмщик - комментарий А. Стружкова для Rb.ru

22 декабря 2014
Интернет-издание Rb.ru опубликовало статью на актуальную тему: "Что делать, если у вас ипотека в валюте?". Основой материала стал комментарий Антона Стружкова, генерального директора Юридического Центра "Глосса".

Информационный бюллетень Подпишитесь на RSS раздела Информационный бюллетень

26 марта 2021

Для снижения суммы компенсации за нарушение авторских прав нарушитель должен предоставить основания для такого снижения, напомнил СИП.

Суд по интеллектуальным правам в постановлении от 24 марта 2021 года рассмотрел дело № А05-3172/2020 по жалобе ИП Абрамовой Л. И. против исковых требований корейской компании Roi Visual Co. Корейская компания добилась взыскания компенсации с предпринимателя за нарушение исключительных прав на товарный знак и на произведения изобразительного искусства в размере 185 000 руб., или по 5 000 руб. за каждый факт нарушения, что ниже уровня, установленного законодательством. Предприниматель в кассационном иске требовал снижения суммы компенсации.
Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, компания является обладателем исключительных прав на изображения следующих персонажей: «ROBOCAR POLI (POLI) (Робокар Поли (Поли)», «ROBOCAR POLI (ROY) (Робокар Поли (Рой)», «ROBOCAR POLI (AMBER) (Робокар Поли (Эмбер)», «ROBOCAR POLI 4 (HELLY) (Робокар Поли (Хэлли)», «ROBOCAR РОLI (MARK) (Робокар Поли (Марк)», «ROBOCAR РОLI (BAKY) (Робокар Поли (Баки)», «ROBOCAR POLI (SCOOL B) (Робокар Поли (Скул Би)», «ROBOCAR РОLI (DAMP) (Робокар Поли (Дампу)», «ROBOCAR РОLI (BRUNER) (Робокар Поли (Брунер)», «ROBOCAR POLI (SPOOKY) (Робокар Поли (Спуки)». Кроме того, компания является правообладателем товарного знака «ROBOCAR POLI».

Компании стало известно, что в торговых точках, принадлежащих предпринимателю, были реализованы товары (игрушки), воспроизводящие указанные выше изображения, а также содержащие обозначения, сходные до степени смешения с товарным знаком. Компания обратилась в суд. Было доказано 37 фактов нарушений исключительных прав, размер компенсации определен в 5 000 руб. за 1 нарушение.

В отношении снижения суммы компенсации, подлежащей взысканию с ответчика, суд кассационной инстанции отметил следующее. Уменьшение компенсации возможно лишь по заявлению ответчика и при следующих условиях:
– размер подлежащей выплате компенсации с учетом возможности ее снижения многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков;
– правонарушение совершено ответчиком впервые;
– использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью деятельности ответчика и не носило грубый характер (например, если продавцу не было заведомо известно о контрафактном характере реализуемой им продукции).

При этом суд не вправе снижать размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом, по своей инициативе, обосновывая такое снижение лишь принципами разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения. Сторона, заявившая о необходимости такого снижения, обязана в соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказать необходимость применения судом такой меры. Снижение размера компенсации ниже минимального предела, установленного законом, является экстраординарной мерой, должно быть мотивировано судом и обязательно подтверждено соответствующими доказательствами.

Исходя из материалов дела, суд апелляционной инстанции установил, что предпринимателем не представлено доказательств, свидетельствующих о наличии оснований для снижения компенсации ниже низшего предела, установленного законом. Указанные выводы содержательно не опровергнуты в кассационной жалобе. СИП отметил, что именно на предпринимателя относилась обязанность по представлению соответствующих доказательств при рассмотрении спора по существу, чего им сделано не было. Истец и так определил размер компенсации за каждое нарушение. Суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что оснований для снижения размера взыскиваемой компенсации не имеется. Судебная коллегия соглашается с указанными выводами, поскольку размещение нескольких изображений на одном материальном носителе является нарушением исключительных прав на каждый объект исключительных прав. Учитывая установление судами четырех фактов реализации контрафактного товара, судом апелляционной инстанции правомерно была взыскана компенсация в пользу истца в размере 185 000 рублей (по 5 000 рублей за каждый факт нарушения исключительных прав).

СИП оставил в силе ранее принятые судебные решения.