Криптовалюта против космических разработок

29 марта 2021
Правообладатель товарного знака «ETHEREUM» выразил несогласие с предоставлением защиты товарному знаку «ETHER» по 42 классу МКТФ (услуги по разработке и инсталляции ПО, инжиниринг, облачные вычисления и т.д). Роспатент ограничил защиту в отношении услуг 42 класса, но только для тех случаев, когда данные услуги относятся к разработке программного обеспечения.
Швейцарская компания «Штифтунг Эфириум», правообладатель товарного знака «ETHEREUM» с марта 2018 года, в декабре 2020 года направила в Роспатент возражение по факту регистрации в России товарного знака «ETHER». «ETHEREUM», в России известен как «эфир» - одна из самых распространённых криптовалют и программная среда для разработки онлайн-сервисов на базе блокчейна. В конце марта 2021 года курс составлял около $2000 за 1ETH.
 
Регистрация товарного знака «ETHER» состоялась 1 июля 2019 г., в отношении товаров и услуг 12, 35, 39, 42 классов МКТУ, на имя Акционерного общества "Российская корпорация ракетно-космического приборостроения и информационных систем".
 
Швейцарская компания обратила внимание, что знак «ETHEREUM» по международной регистрации имеет более раннюю дату приоритета – с 08.03.2018 г., и тоже по 42 классу МКТУ. Спорный товарный знак является сходным до степени смешения с оспариваемым товарным знаком. Компания потребовала признать защиту спорного товарного знака недействительной в отношении услуг 42 класса МКТУ. Владелец спорного товарного знака не стал оспаривать доводы, но предложил сохранить защиту своего товарного знака по 42 классу, исключив из списка услуг в данном классе услуги, непосредственно относящиеся к разработке программного обеспечения.
 
Роспатент рассмотрел возражение на коллегии, состоявшейся 26 марта 2021г., и формально удовлетворил возражение швейцарской компании. Российскому бренду ограничили защиту в отношении услуг 42 класса МКТУ, но с оговоркой «относящихся к разрабоке программного обеспечения». То есть российская компания не может применять данный товарный знак в отношении следующих услуг: анализа компьютерных систем; изучения технических проектов, относящихся к разработке программного обеспечения; инжиниринга, относящегося к разработке программного обеспечения; инсталляции программного обеспечения; исследований и разработки новых товаров для третьих лиц, относящихся к исследованию и разработке программного обеспечения; исследований научных, относящихся к исследованию и разработке программного обеспечения; исследований технических, а именно исследования в области программного обеспечения, и так далее.
 
Таким образом, на практике российская компания сможет применять бренд «ETHER», например, при разработке новых товаров для третьих лиц, но эти новые товары не должны относиться к разработке программного обеспечения. Остаётся вопрос: кто будет отслеживать применение товарного знака при таких условиях, и главное – как? Продукция космической корпорации, которая занимается разработкой информационных систем, обычно не находится в публичном доступе и отследить выполнение оговорки трудно осуществимо, если вообще возможно.