Криптовалюта и легализация незаконных доходов

28 февраля 2019
Криптовалюта может быть объектом «антиотмывочного» законодательства, а размер легализованных средств определяется по стоимости и курсу на дату начала финансовых операций.
Указанные положения содержатся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26 февраля 2019 г. N 1. Документ разъясняет судебную практику по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем. Разъяснения подготовлены в связи с изменением законодательства и возникшими в судебной практике вопросами.
 
В постановлении говорится, что предметом преступлений, предусмотренных статьями 174 и 174.1 УК РФ, могут выступать в том числе и денежные средства, преобразованные из виртуальных активов (криптовалюты), приобретенных в результате совершения преступления.
 
Крупный или особо крупный размер деяния, предусмотренного статьями 174 и 174.1 УК РФ, определяется исходя из фактической стоимости имущества, составляющего предмет данных преступлений, на момент начала осуществления с ним финансовых операций или сделок, а в случае совершения нескольких финансовых операций или сделок - на момент начала осуществления первой из них. При отсутствии сведений о фактической стоимости имущества она может быть установлена на основании заключения специалиста или эксперта.
 
В том случае, если предметом преступления являются денежные средства в иностранной валюте, крупный или особо крупный размер деяния  определяется по официальному курсу  соответствующей валюты, установленному Банком России.
 
Разъяснено, что под целью придания правомерного вида владению, пользованию и  распоряжению денежными средствами или иным имуществом, приобретенными преступным путем, как обязательным признаком составов преступлений, предусмотренных статьями 174 и 174.1 УК РФ, следует понимать сокрытие преступного происхождения, местонахождения, размещения, движения имущества или прав на него. Данная цель может быть установлена на основании фактических обстоятельств дела, указывающих на характер совершенных финансовых операций или сделок, а также иных сопряженных с ними действий виновного лица и его соучастников, направленных на сокрытие факта преступного приобретения имущества и обеспечение возможности его свободного оборота.